Антипасха!

Тема в разделе "Православные праздники, святыни", создана пользователем Иерей Игорь Бурдейный, 22 апр 2012.

  1.  
    Иерей Игорь Бурдейный
    Оффлайн

    Иерей Игорь Бурдейный Искра форума Cвященнослужитель Почетный форумчанин

    Сообщения:
    6.950
    Симпатии:
    6.765
    Лучшие ответы:
    26
    Вероисповедание:
    Православный
  2.  
    Светланна
    Оффлайн

    Светланна Мэри Поппинс, возвращайся! Почетный форумчанин

    Сообщения:
    3.816
    Симпатии:
    252
    Лучшие ответы:
    0
    Вероисповедание:
    Православный
    Воистину Воскресе!!
     
    Тамара нравится это.
  3.  
    Сергей
    Оффлайн

    Сергей Модератор Команда форума Модератор Почетный форумчанин

    Сообщения:
    9.159
    Симпатии:
    16.480
    Лучшие ответы:
    23
    Вероисповедание:
    Православный
    Воистину Воскресе ХРИСТОС!
     
    Тамара нравится это.
  4.  
    Сергей
    Оффлайн

    Сергей Модератор Команда форума Модератор Почетный форумчанин

    Сообщения:
    9.159
    Симпатии:
    16.480
    Лучшие ответы:
    23
    Вероисповедание:
    Православный
    Фомина неделя.

    Не поверил ученик Христа Фома, когда сказали ему другие ученики, что они видели воскресшего Учителя. «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20:25). И, конечно, то же самое вот уже веками повторяет человечество. Разве не на этом — увижу, прикоснусь, проверю — основана вся наука, все знание? Разве не на этом строят люди все свои теории и идеологии? И не только невозможного, но как будто и неверного, неправильного требует от нас Христос: «Блаженны не видевшие, — говорит Он, — и уверовавшие» (Ин. 20:29). Но как же это так — не видеть и поверить? Да еще во что? Не просто в существование некоего высшего Духовного Существа — Бога, не просто в добро, справедливость или человечность, — нет. Поверить в воскресение из мертвых — в то неслыханное, ни в какие рамки не укладывающееся благовестие, которым живет христианство, которое составляет всю его сущность: «Христос воскрес!» Откуда же взяться этой вере? Разве можно заставить себя поверить? Вот с печалью или же с озлоблением уходит человек от этого невозможного требования и возвращается к своим простым и ясным требованиям — увидеть, тронуть, ощутить, проверить. Но вот что странно: сколько он ни смотрит, ни проверяет и ни прикасается, все столь же неуловимой и таинственной остается та последняя истина, которую он ищет. И не только истина, но и самая простая житейская правда. Он как будто определил, что такое справедливость, но нет ее на земле — все так же царят произвол, царство силы, беспощадность, ложь. Свобода… Да где она? Вот только что, на наших глазах, люди, утверждавшие, что они владеют настоящим, всеобъемлющим научным счастьем, сгноили в лагерях миллионы людей, и все во имя счастья, справедливости и свободы. И не убывает, а усиливается гнетущий страх, и не меньше, а больше ненависти. И не исчезает, а возрастает горе. Увидели, проверили, тронули, все рассчитали, все проанализировали, создали в своих ученых лабораториях и кабинетах самую что ни на есть научную и проверенную теорию счастья. Но вот выходит так, что не получается от нее никакого, даже самого маленького, простого, реального житейского счастья, что не дает она самой простой, непосредственной, живой радости, только все требует новых жертв, новых страданий и увеличивает море ненависти, преследований и зла…А вот Пасха, спустя столько столетий, и это счастье, и эту радость — дает. Тут как будто и не видели, и проверить не можем, и прикоснуться нельзя, но подойдите к храму в пасхальную ночь, вглядитесь в лица, освещенные неровным светом свечей, вслушайтесь в это ожидание, в это медленное, но такое несомненное нарастание радости. Вот в темноте раздается первое «Христос воскресе!» Вот гулом тысячи голосов прокатывается в ответ: «Воистину воскресе!» Вот открываются врата храма, и льется оттуда свет, и зажигается, и разгорается, и сияет радость, которой нигде и никогда нельзя испытать, как только тут, в этот момент. «Красуйся, ликуй…» — откуда же эти слова, откуда этот вопль, это торжество счастья, откуда это несомненное знание? Действительно, «блаженны не видевшие и уверовавшие». И вот тут-то это как раз и доказано и проверено. Придите, прикоснитесь, проверьте и ощутите и вы, маловерные скептики и слепые вожди слепых! «Фомой неверным», неверующим, называет Церковь усомнившегося апостола, и как примечательно то, что вспоминает она о нем и нам напоминает сразу же после Пасхи, первое воскресение после нее называя Фоминым. Ибо, конечно, и вспоминает, и напоминает не только о Фоме, а о самом человеке, о каждом человеке и обо всем человечестве. Боже мой, в какую пустыню страха, бессмыслицы и страдания забрело оно при всем своем прогрессе, при своем синтетическом счастье! Достигло луны, победило пространства, завоевало природу, но, кажется, ни одно слово из всего Священного Писания не выражает так состояния мира, как вот это: «Вся тварь совокупно стенает и мучится» (Рим. 8:22). Именно стенает и мучается, и в этом мучении ненавидит, в этих потемках истребляет самое себя, боится, убивает, умирает и только держится одной пустой бессмысленной гордыней: «Если не увижу, не поверю». Но Христос сжалился над Фомой и пришел к нему и сказал: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои, подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20:27). И Фома упал перед Ним на колени и воскликнул: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28). Умерла в нем его гордость, его самоуверенность, его самодовольство: я, мол, не так, как вы, меня не проведешь. Сдался, поверил, отдал себя — и в ту же минуту достиг той свободы, того счастья и радости, ради которых как раз и не верил, ожидая доказательств. В эти пасхальные дни стоят перед нами два образа — воскресшего Христа и неверующего Фомы: от Одного идет и льется на нас радость и счастье, от другого — мучение и недоверие. Кого же мы выберем, к кому пойдем, которому из двух поверим? От Одного, сквозь всю человеческую историю, идет к нам этот никогда не пресекающийся луч пасхального света, пасхальной радости, от другого — темное мучение неверия и сомнения… В сущности, мы и проверить можем теперь, и прикоснуться, и увидеть, ибо радость эта среди нас, тут, сейчас. И мучение тоже. Что же выберем мы, чего захотим, что увидим? Может быть, не поздно еще воскликнуть не только голосом, но и действительно всем существом своим то, что воскликнул Фома неверующий, когда наконец увидел: «Господь мой и Бог мой!» И поклонился Ему, сказано в Евангелии.
     
    olga75 и Тамара нравится это.
  5.  
    Сергей
    Оффлайн

    Сергей Модератор Команда форума Модератор Почетный форумчанин

    Сообщения:
    9.159
    Симпатии:
    16.480
    Лучшие ответы:
    23
    Вероисповедание:
    Православный
    Величаем Тя, Живодавче Христе, нас ради во ад сшедшаго и с Собою вся воскресившаго.
     
    olga75, Сан Саныч и Тамара нравится это.
  6.  
    Александр Шпорт
    Оффлайн

    Александр Шпорт Активный пользователь

    Сообщения:
    312
    Симпатии:
    211
    Лучшие ответы:
    0
    Вероисповедание:
    Православный
    Воистину Воскресе!

    Интересная статья попалась, где святитель Николай Сербский пишет о празднике:

    Греческая приставка «анти» обозначает «вместо» или «напротив».
    То есть, неделя напротив или после Светлого Воскресения Христова. Также здесь уместно значение «вместо».
    Потому что в этот день, завершающий Светлую седмицу, после Литургии которого закрываются Царские врата, а с вечера уже возобновляется чтение Псалтири, мы снова с полной силой вспоминаем Светлое Христово Воскресенье и будто бы вновь погружаемся в атмосферу пасхальной ночи.
    Поэтому Антипасха – это вместо Пасхи или вторая Пасха.

    Примечателен также тот факт, что иногда это воскресенье называют восьмым днём Пасхи.
    Цифра восемь символична. Она обозначает восьмой день существования мира.
    Перед ним будет Страшный суд, грешники навсегда отправятся в ад, а праведники навсегда – в рай.
    И будет обновление мира. Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов пишет в Апокалипсисе:

    «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет.
    И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего» (Откр. 21:1, 2).

    Все эти символы нам говорят о том, что Пасха не прекращается! Она вечна.
    Как вечна будет пасхальная радость праведников в новом горнем граде Иерусалиме.

    Остальное тут:
    Газета 'Колокол' Храма свт.Феодосия Черниговского Антипасха


    Вторая мировая война для сербского народа началась 6 апреля 1941 г. Гитлер лично приказал своему командующему Южным фронтом обессилить сербский народ: «Уничтожить сербскую интеллигенцию, обезглавить верхушку Сербской православной церкви, причем в первую очередь — патриарха Дожича, митрополита Зимонича и епископа Жичского Николая Велимировича».
    С первых дней оккупации святитель Николай Сербский находился в Жиче под домашним арестом. Немцы из опасения нападения четников перевели владыку в монастырь Любостыню (12 июля 1941 г.), где он находился в заточении.

    Здесь святитель написал "Любостынский стослов" или "Сто слов о любви к истине":

    "1. Сказал Господь: «покайтесь, и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:14). Настоящее покаяние это не просто сожаление о совершенных грехах, но полное обращение своей души от тьмы к свету, от земли к небу, от себя к Богу.

    2. Без этого полного обращения покаяние ни что иное, как заигрывание с Богом и со своей душой. Но с Богом не играют. Он милует кающегося, но тяжко карает того, кто не кается, или кто кается неполно и неискренне. А когда Он ранит, рана глубока и никто, кроме Него, не может исцелить ее.
    ...

    100. Евангелие, Радостная весть! Поистине это единственная крупная радостная весть для всех людей на этой планете с тех пор, как Ева нарушила заповедь до наших дней и до конца времен. Эту радостную весть Господь Иисус Христос объявил миру и Православная Церковь единственная, которая полностью сохранила веру в Него и Его радостную весть. Это величайшее сокровище она сохранила не без суровой борьбы, внешней и внутренней, но с помощью Бога, Богородицы и святых все же сохранила. Сделала она это не ради своей славы, но ради славы Христа, и ради спасения не только своих народов, но всех поколений во всех народах на земле, если они захотят открыть свои сердце и ум и увидеть, где спасение. Будущее человечества неизбежно связано с Православием. Услышьте все народы и покоряйтесь, ибо с нами Бог!
    "


    Затем 3 декабря 1942 г. он бы препровожден в монастырь Войловицу под г. Панчево (недалеко от Белграда), где, кроме прочих трудов по исправлению сербского перевода Нового Завета, перевел с русского языка книгу «Моя жизнь во Христе» святого праведного Иоанна Кронштадтского (перевод, к сожалению, не сохранился); а 15 сентября 1944 г. владыка Николай вместе с сербским патриархом Гавриилом оказались в концлагере Дахау в Германии. Здесь они содержались до самого конца войны — их освободила 8 мая 1945 года 36-я американская дивизия.
     
    Последнее редактирование: 9 май 2021
Загрузка...